PAATA MERABISHVILI
Шмакова Катерина Марковна:
Паата Мерабишвили (1964) — скульптор, график, живописец, дизайнер.
Живёт и работает в Москве.

Член Союза художников Грузии и Союза художников Москвы. Почётный член Российской академии художеств. Представитель прославленной династии грузинских скульпторов и живописцев, внесших огромный вклад в развитие искусства середины ХХ — начала ХХI века.

Понятия «классика» и «антиклассика», существующие в пространстве современной культуры, определяют важный вектор художественной проблематики рубежа XX–XXI столетий. Происходит переосмысление тех пластов искусства, которые идеологией ХХ века в нашей стране вытеснялись на периферию. Новые материалы, современные техники и технологии, используемые академическими мастерами, позволяют по-новому подойти к задачам эстетики. Обозначилась тенденция к возрастанию роли индивидуальности в миропонимании зрителя и художника. Мир условный становится сферой поисков и переживаний скульпторов. Складывается новый изобразительный язык, новая философия искусства. Это позволяет скульпторам не скатываться к крайностям салона и концептуализма, сохранить идеи высокой образности.

Искусство во все времена стремилось к максимальному погружению зрителя в художественное пространство. Скульптура, имеющая с человеком общую пространственную среду, с момента своего зарождения выстраивает вокруг себя определенное поле, оказывая воздействие на зрителя. Не секрет, что сегодня скульптура как вид искусства претерпела значительные изменения. Границы пластики заметно расширились, появились новые художественные формы, находящиеся на пересечении нескольких видов искусства. Одно из проявлений творческой силы художника — гибкость в охвате жанров и тем. Выход скульптуры за пределы определенной стилистической категории не только формирует сам принцип создания и демонстрации произведения, но и расширяет возможность диалога со зрителем. Все изменения, происходящие в искусстве скульптуры сегодня, сказываются на том, как зритель её воспринимает, как он с ней взаимодействует, на каком языке разговаривают художник и зритель.

Мир воображаемый является важной сферой философских поисков и переживаний Пааты Мерабишвили. Конкретный сюжет в его работах практически всегда отсутствует. Своё отношение к явлениям и событиям автор выражает через подтекст и метафору. Творения художника, находясь в одном пространстве со зрителем, вступают в сложные взаимоотношения со средой и человеком.

В полной мере владея всеми приёмами пластического наследия, переосмыслив образность скульптуры древних, стилистику классической лепки, Паата Мерабишвили чётко определил свой творческий вектор. Пространство произведений скульптора обнаруживает способность «соединять» настоящее, прошлое и будущее, временное и вечное, реальное и ирреальное. Будучи с юных лет увлечённым творчеством античных мастеров, пластикой Африки и пластикой Майоля, скульптор пришёл в своих произведениях к решению модернистских задач. По творческой манере мастеру всегда были близки Жак Липшиц, Александр Архипенко, Осип Цадкин, уделявшие особое внимание фактуре и лаконичным формам. Таковы его «Охотник» (1991), «Танец» (1993), «Амазонка» (2007), «Гладиатор» (2018).

Несмотря на то, что в работах Мерабишвили чувствуется влияние модернизма, в его скульптурах всегда есть образность, им присуще пространственное построение форм. Интересен творческий подход скульптора к теме «поверхность», где последняя становится неким измерением, «текстом», хранящим в себе информацию о взаимодействии формы и цвета, линии и объёма. Автор смело экспериментирует с цветом, техникой, материалами, создавая современные и очень образные произведения. Радикально редуцируя форму, мастер создаёт метафорический образ, добивается необходимого эффекта. Используя насыщенные, яркие, монохромные цвета для своих скульптур, П. Мерабишвили тем самым акцентирует внешний облик, что позволяет зрителю изучить пластические свойства его образов, их динамику, экспрессию и ритм.

Характер изображения несёт черты вневременного порядка — объекты звучат сложнее, чем трактует буквальное их прочтение. Часто минимализм выразительных средств, работа с фактурой материала приводит и к переосмыслению образного строя.

Эффект произведения, запрограммированный художником (будь то живопись, графика или скульптура), строится на целом комплексе различных факторов, способствующих заинтересованному вхождению зрителя в предлагаемое художественное пространство. В скульптурных композициях, живописных рельефах, великолепной графике и живописи Мерабишвили зритель не найдёт рассказанного сюжета, движения внутри или вовне. Внутренняя сосредоточенность на глубинном смысле – вот характер его работ. Гротескная острота, особая мера преувеличения дают автору свободу воплощения образов собственного внутреннего мира. Это своего рода инструмент для создания пластической вещности, выражения самоценности изображённого.

Геометризированные, сложносоставные объёмы скульптур Пааты Мерабишвили всегда экспрессивны, динамичны, полны метафор («Купание», 2020; «Муза виолончелиста», 2020; «Материнство», 2020). Автор умело воплощает своё отточенное эстетическое кредо. Им руководит стремление найти пластический приём, позволяющий наполнить образ аллегорическим содержанием и внутренним напряжением. Мерабишвили старается выразить не саму форму, а её внутреннюю составляющую, её изначальный смысл. Металлические плоскости словно вращаются, скручиваются и раскручиваются, пытаясь испробовать различные способы существования в трёхмерном пространстве. Именно простота и примитивизм форм достигли в творчестве скульптора максимального эффекта. В этом, несомненно, он следует традициям модернистов.

Паата Мерабишвили не ставит своей главной целью создание оригинальных произведений. Для него важны пластические приёмы, основанные на особом видении мира. Подчас эти средства несут в себе некоторый эпатаж, вызов устоявшимся канонам, что заставляет зрителя остановиться, задуматься над замыслом и воплощением.

Мерабишвили мастерски владеет рисунком. Универсальное значение графики особенно очевидно при знакомстве с живописными рельефами скульптора. Автор, смело экспериментируя, сочетая картинный фон и обрамление с крупным рельефом и полихромией, применяет современные материалы в их различных комбинациях. Используя рельефную поверхность картины, автор создаёт живопись, которая вызывает скорее осязательно-оптические ощущения. Сложная фактура произведения становится одной из составляющих этих произведений Мерабишвили. Поверхности словно вытягиваются из плоскости фона, демонстрируя различные способы взаимодействия с окружающей средой при всём их архитектоническом единстве.

Поставив на рубеже веков серию умеренно-авангардистских экспериментов в графике («Триптих», 1996), скульптуре («Охотник», 1992; «Танец», 1993; «Водопой», 1993; «Лира», 1997; «Торо», 1997) и живописи («Осень», 1991; «Геометрия», 2006; «Музыкальная геометрия», 2006), Паата Мерабишвили подошёл к разработке особого типа композиции, декоративной и остро-драматичной.

При сопоставлении ранней живописной работы 1998 года «Женщина и графин вина» и холста 2007 года под названием «Белый рояль», несложно заметить, как художник, уверенно заявив о своей живописно-пластической концепции, в дальнейшем, при всём усложнении, остаётся ей верен.

Предметы, причудливо соединяясь между собой разными объёмами, составляют некий ребус для зрителя. Плоскостно-декоративный приём ранней работы уступает место напряжённой экспрессии в работе 2007 года. При локальном цветовом решении и довольно сложной композиции оба произведения построены на основе линейной перспективы. Минимум изобразительных элементов: два-три предмета, строго моделированные, заполняют пространство холста в ритмичных переплетениях на фоне плоскостного, лишённого пространственной глубины фона. Колорит, решённый на основе сплава контрастов, обладает магией притяжения.

Нельзя не сравнить совсем раннюю скульптуру 1993 года «Танец» и «Амазонку» 2007 года. Нам открывается едва ли не самая стойкая черта пластики художника, когда формы плавно и органично перетекают друг в друга. При этом пространство словно проникает в массу материала, образуя в нём углубления и зияющие пустоты. Решающее значение придаётся поиску универсальной, вневременной многозначительной формы, её органичности с окружающим пространством, силе внутреннего содержания.

Широта творческого диапазона скульптора обусловливается, конечно, глубиной мышления и продуктивностью пластического воображения. Взволнованный интерес и к материально-пластическому, и к духовному отражает, вероятно, своеобразие сочетания рациональности и эмоциональности в нём самом. Создавая скульптуры малых форм, Мерабишвили всегда мыслит объёмами, добиваясь их архитектонического единения.

Очевидно, что для работ конца 1990-х годов, отличающихся замкнутым силуэтом, плавностью форм и текучестью линий, так же как и для композиций, созданных после 2000-го года, характерны острота, внутренняя напряжённость и выразительность линий и объёмов. Несмотря на отход мастера от реалистической изобразительной традиции, Мерабишвили использует опыт многовековой пластической школы. Если в станковых скульптурных работах мы косвенно ощущаем наследие О. Цадкина, Г. Мура и А. Архипенко, то в графических и живописных работах нас поражает плодотворность переосмысления творчества П. Пикассо, Л. Поповой и А. Модильяни.

В произведениях монументальной скульптуры ощущается влияние уравновешенной пластики модернизма. Скульптор достигает гармонии объёма и формы, которую он улавливал ещё на раннем этапе своего творчества. Опираясь на осязательность скульптур А. Майоля и античное наследие, Мерабишвили во многом руководствуется формальным языком авангардной эпохи. Будучи наследником традиций, он умело переплетает в своих работах разные художественные направления, которые являются основой собственного творческого метода скульптора.

Человеческая фигура является основным образом в творчестве Пааты Мерабишвили. Он сосредоточен на изучении её экспрессивных возможностей. В связи с этим скульптуры зачастую носят геометризированный характер, обладают подчёркнутой угловатостью и заострённостью форм.

Несмотря на абстрактную стилистику, которой Мерабишвили придерживается в своих работах, его скульптуры по-прежнему находятся в контексте фигуративного искусства. Отказываясь от традиционной фигуративности и следуя за скульпторами-авангардистами, Мерабишвили «играет» с формой и цветом, техникой и материалом, создавая тем самым продукт современной эпохи. Пробуя свои силы в разных сферах творческой деятельности, оставаясь восприимчивым к новым изобразительным формам и направлениям, обращаясь к лучшим и наиболее значимым достижениям искусства прошлого, скульптор создаёт собственную художественную формулу, которая не только выражает новый вкус, но отражает его личные переживания.

Станковая скульптура «Портрет Пиросмани» (2018) выполнена в характерной для Мерабишвили кубистической манере, напоминающей творческие эксперименты Жоржа Брака или Пабло Пикассо. Сложносоставные объёмы акцентированы линеарным контуром, подчёркивающим замкнутость скульптуры.

Абстрактный силуэт, построенный на пластическом соотношении уравновешенных и разнонаправленных плоскостей, передаёт звучание сакральной темы творческого озарения.
Оно — классический камертон для всего мирового искусства. Скульптор использует минимальные средства, нарочито упрощает форму и отказывается от прямолинейности — всё для того, чтобы показать самую суть идеи. Рассуждая о своём отношении к творчеству Нико Пиросмани, Мерабишвили отмечает уникальный талант художника, вдохновивший его на создание этой работы: «Для меня Пиросмани — легенда мирового искусства, настоящий самородок, писавший картины внутренним чувством. Не имея художественного образования, он с виртуозностью передавал всю художественную самобытность Грузии. Его строгий, несколько мрачный колорит и эффект немногословности и отчуждения, столь свойственный его творчеству, до сих пор поражают даже самого искушённого зрителя».

Паата Мерабишвили — очень зрелый художник. В зрелом произведении нет места случайности, наоборот, при любом самом контрастном и неожиданном решении, каждая частность композиции связана с замыслом произведения, с его содержанием. Неслучайно работы скульптора находятся в частных коллекциях многих стран: Грузии, России, Америки, Германии, Израиля, Швеции, Франции, Италии, Швейцарии, Канады.